Какой партнер нужен возобновляемой энергетике

РФ активно строит электростанции на возобновляемых источниках энергии. Фото Олега Никифорова

Ускорение энергетического перехода и опережающее развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в мире уже ни у кого не вызывает сомнений. Если сегодня доля ВИЭ в мировом энергобалансе составляет порядка 12%, то к 2040 году он вырастет в полтора-два раза. Сегодня себестоимость производства электроэнергии на ВИЭ в ряде стран сопоставима с себестоимостью традиционной энергетики, поэтому эти страны, как правило, импортирующие энергию, стремятся к скорейшему энергопереходу, увеличивая выработку электроэнергии на ВИЭ.

Но не все так просто. Для развития ВИЭ нужен партнер в централизованной энергетике, а это может быть только газовая, атомная и гидрогенерация. Поэтому, учитывая, что спрос на энергию в мире в целом растет, углеводородный характер глобальной энергетики в ближайшие 20–30 лет сохранится, и углеводороды будут занимать более 50% мирового энергобаланса.

Стремление развитых стран ускорить энергопереход и достичь углеродной нейтральности к середине века создает серьезные вызовы для экономики России как одного из крупнейших экспортеров углеводородов в эти страны. Ответ на эти вызовы – выстраивание прагматичной стратегии низкоуглеродного развития страны и экспорта. Мы планируем не только встраиваться в мировую повестку, но формировать свою, развивая собственные компетенции в новых технологических секторах, в том числе направляя на это доходы от экспорта нефти и газа.

Уже принят национальный план адаптации к изменениям климата и ряд документов по его развитию. Важно, чтобы все предлагаемые ими инструменты получили признание со стороны наших партнеров, были встроены в международные системы и траектории низкоуглеродного развития и регулирования. Это один из принципиальных для нас моментов.

Один из важнейших инструментов – создание стимулов для реального повышения энергоэффективности. Это сегодня самый доступный путь декарбонизации и повышения глобальной конкурентоспособности нашей экономики.

Потенциал энергосбережения в самом ТЭКе, потребляющем треть используемых энергоресурсов в стране, также очень высок.

Одним из важнейших направлений энергоперехода для нашей страны является развитие водородной энергетики. Среди задач – создание технологий и мощностей для производства водорода из природного газа, а также с использованием ВИЭ и атомной энергии, и интенсификация международного сотрудничества. Цель – занять до 20% мирового рынка водорода. →

В электроэнергетике – а на нее приходится треть всего потребляемого в стране метана – уже сейчас можно и нужно переходить на метановодород. Для этого предстоит освоить технологии получения водорода методом пиролиза метана, улавливания и захоронения СО2, защиты стальных трубопроводов от специфической водородной коррозии охрупчивания металла.

Освоение этих технологий сначала для нужд собственной энергетики не только позволит резко повысить ее экологичность, но и создаст возможности для промышленного производства водорода, в том числе на экспорт.

Ростовская область стала одним центров
реализации стратегии низкоуглеродного
развития России.
Фото c cайта www.donland.ru

В транспорте для нашей страны с учетом ее энергобаланса запасов углеводородов и того, что ВИЭ не будут давать значимую долю электроэнергии, электромобиль не может быть ключом к масштабной экологизации транспортного сектора, он будет актуален только для больших геополисов, таких как Москва. Наше целеполагание, на мой взгляд, должно быть направлено на создание транспортных средств с водородным двигателем. Технический задел есть, его нужно развивать. Серьезным сдерживающим фактором выступает несоответствие нормативного регулирования (в том числе технического) стоящим перед нами задачам. Нормативная база по водороду фактически отсутствует. Та же нормативная проблема мешает и расширению применения СПГ и КПГ на транспорте.

Необходимо в рамках работы специально созданной подгруппы межведомственной рабочей группы по развитию водородной энергетики активизировать работу над нормативной базой, причем нужно сразу, на входе, стремиться к ее гармонизации с формирующимся сегодня международным законодательством в этой сфере. Это позволит нам стать конкурентоспособными игроками на складывающемся мировом водородном рынке.

Еще один вид энергии, который может сыграть большую роль в декарбонизации и устойчивом энергообеспечении нашей страны и всего мира в будущем, – мирный атом. Атомная энергетика имеет углеродный след ниже, чем у ВИЭ, и позволяет гарантировать долгосрочные поставки электроэнергии по предсказуемым ценам практически для любой страны, снизить антропогенное давление на климат за счет исключения выбросов парниковых газов. Будущее тепловой атомной энергетики связано с разработкой и производством референтных блоков высокой надежности 3+, конкурентных по отношению к другим видам генерации, в том числе газовой, маневренных реакторов малой мощности, с замыканием ядерного топливного цикла. Россия является единственной страной в мире, которая эксплуатирует энергетические реакторы на быстрых нейтронах. Мы здесь лидеры. В этом году началось строительство реактора БРЕСТ – сердца проекта замкнутого цикла «Прорыв». Задача – продвижение атомной энергии как низкоуглеродной.

Несмотря на высокую обеспеченность традиционными энергоресурсами и в целом низкоуглеродный топливно-энергетический баланс со значительной долей гидро- и атомной энергетики, Россия не должна оставаться в стороне от развития ВИЭ. Сегодня потенциал в этой сфере оценивается в 12,5 гВт. Развитие ВИЭ на ветре, солнце, энергии приливов играет ключевую роль в экономически обоснованном энергообеспечении изолированных энергорайонов нашей страны – территорий, не присоединенных к Единой энергетической системе. На менее актуально оно с целью последующего экспорта технологий и оборудования в третьи страны.

Еще один вид чистой энергии, потенциал которого в России применяется сегодня лишь на 20%, – энергия воды. Такое низкое использование во многом определяется географией: основные мощности гидроэнергии находятся на востоке страны, а центры потребления энергии – на Урале и в европейской части страны. Сегодня мы делаем акцент больше на развитии малой гидроэнергетики в интересах энергообеспечения регионов России. При этом для использования имеющегося потенциала необходимо развитие большой гидроэнергетики с потенциальным экспортом электроэнергии в страны АТР. Ведущие государства региона – Япония, Южная Корея, Китай также ставят задачи по достижению углеродной нейтральности в горизонте 30–40 лет, при этом сегодня испытывают дефицит энергии. Гидроэнергия в скором времени вполне может удовлетворить имеющийся и перспективный спрос и одновременно способствовать достижению климатических целей. Кроме того, развитие потенциала гидроэнергетики на Дальнем Востоке будет работать и на ускорение экономического развития восточной части страны. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий