Транссиб и китайцы: дружба навек

 

Добрый день, друзья, сегодня поговорим о наших с вами возможностях по участию в международных транспортных маршрутах — а там есть на что посмотреть. Начнем же немного издалека. Итак, 2011 год, Новосибирск, Всероссийская конференция транспортников, тематические дискуссии в Сибирском государственном университете путей сообщения.

Наша тема — развитие транспортно-логистических отношений с Юго-Восточной Азией, поэтому цифр и показателей в моей голове более чем достаточно. Завершается конференция встречей с тогдашним премьер-министром России Владимиром Путиным — и публично звучат довольно-таки удручающие цифры, особенно в железнодорожной отрасли.

Дело в том, что еще десять лет назад средняя скорость передвижения грузопотока по России составляла от 300 до 400 км в сутки. Или от 15 до 18 км в час. Для того, чтобы перестроить всю транспортную отрасль на новые принципы работы и взаимодействия с иностранными контрагентами, были необходимы огромные инвестиции — причем, что крайне важно, не столько деньгами, сколько технологиями и оборудованием.

Это были времена уже после Грузии, но еще до Крыма. В те дни китайские товарищи еще чувствовали себя очень уверенно, поэтому и переговоры с ними длились подолгу, с согласованием мельчайших деталей и нюансов. Главной претензией китайцев к российской стороне была даже не цена перевалки грузов (а она тогда обходилась вдвое-втрое дороже морских перевозок), а скорость доставки из пункта «Азия» в пункт «Европа».

При этом важно понимать, что в эту скорость входит не только то время, которое контейнер находится на железнодорожной платформе, но и весь комплекс логистических операций, начиная от бумажного (!!!) тогда оформления и заканчивая разгрузкой-отгрузкой на контейнерных терминалах.

Самих терминалов тоже не хватало — к тому же мы только-только начали выбираться из мирового финансового кризиса, накрывшего всех в 2008 году. Да, нас зацепило меньше остальных, но в международных перевозках важна каждая мелочь — к примеру, если всерьез накрыло несколько стран Евросоюза, то и товаропоток из Азии туда тоже уменьшился, хотя бы на время.

В любом случае, работа с китайцами давала свои результаты — и по итогам 2019 года наша доля в перевозках грузов между КНР и Евросоюзом достигла «потрясающих» 4%.

Это на самом деле много — или нам всем казалось, что много. Если говорить про финансовые показатели, то потенциал России и ее железных дорог в международных транспортных маршрутах еще с десяток лет назад оценивался в 50 млрд долларов ежегодной прибыли — и мы, к нашему сожалению, никак не могли его реализовать. Хотя бы потому, что море всегда было более прибыльным в этом плане.

Простой пример: в один сорокафутовый (около 12 метров длиной) морской контейнер помещается до 700 посудомоечных машин в фабричной упаковке. Один стандартный контейнеровоз перевозит от 700 до 800 контейнеров за раз — и всего трех контейнеровозов хватало, чтобы полностью закрыть годовой спрос на посудомоечные машины в США.

По железной дороге предпочитают перевозить двадцатифутовые контейнеры (6,06 метров), на одну платформу умещается два контейнера, а локомотив тянет состав из 50-60 платформ. То есть от 100 до 120 двадцатифутовых контейнеров. Или вдвое меньше, если переводить все это в сорокафутовое измерение.

Иначе говоря, чтобы полностью заменить один стандартный морской контейнеровоз, необходимо 16-18 поездов — и они должны прийти в пункт назначения с точностью до минуты.

А вот тут как раз проблемы и начинаются. Во-первых, пограничные переходы, на которых оформляется груз — в общей логистической схеме они до сих пор занимают достаточно длительное время, ибо слишком много документов необходимо оформить. Разные грузы, разные поставщики, обязательная проверка на контрабанду и запрещенные грузы — все это отнимает время.

Во-вторых, у России есть одна особенность — ширина колеи, которая не совпадает ни с китайской, ни с европейской. У китайцев с европейцами она одинакова и составляет 1435 мм. У России, которая всегда шла своим особенным путем — 1520 мм.
Технологий перехода с одной ширины колеи на другую сейчас достаточно, начиная со смены вагонных пар (или тележек) и заканчивая синхронной перегрузкой контейнеров с одного поезда на другой — представьте себе кран-балку, способную одновременно поднять и переместить на соседний путь 10-15 контейнеров за раз. Эпическая картина, поверьте.

Короче, китайцы тянули резинку от трусов до тех пор, пока их не обвинили в начале мировой пандемии — и как только градус противостояния между Пекином и Вашингтоном достиг достаточно высоких рисков для бизнеса, в Пекине наконец-то проснулись.

Дело в том, что американцам даже не нужно воевать с Китаем — им достаточно устроить морскую блокаду, чтобы экономика Поднебесной начала нести невосполнимые потери. К примеру, перекрыв Малаккский пролив, Запад сразу же лишит китайцев возможности перевезти в Европу 90% произведенной продукции — а когда идет борьба за доминирование в мире, Вашингтону плевать на проблемы европейских вассалов. А проблемы возникнут крайне серьезные, это необходимо понимать всем.

Как бы то ни было, китайцы действительно проснулись — за девять месяцев 2021 года Транссиб перевалил в Европу 782 тысячи двадцатифутовых контейнеров (TEU) из Китая — а всего по итогам года эта цифра превысит один миллион TEU.

Насколько это много? Это взрывной рост — по сравнению с допандемийным периодом объем перевозок увеличился сразу на 47%, почти в полтора раза.

И вот тут выяснилось кое-что любопытное. В связи с пробками на морских транспортных маршрутах перевозка одного контейнера по России оказалась в начале 2021 года вдвое дешевле, чем по морю. Сейчас эта перевозка дешевле уже в 3,5 раза — и, соответственно, заявки на перевалку грузов из Китая посыпались на РАО РЖД сплошным потоком.

Здесь самое время снова вернуться на несколько лет назад. Помните скандал с турбинами Siemens, которые были поставлены на новые электростанции в российском Крыму в 2017 году?

Эти высокотехнологичные шайтан-машины собирались на новом заводе Siemens в России, где доля немецкого концерна составляла 65%, а еще 35% акций имел наш «Ростех». Тогда, на волне санкционной истерии против Крыма (аннексия, оккупация — ну вы помните) немцам пришлось изворачиваться — дескать, Ростех настолько переделал наши турбины, что они не могут носить имя производителя. А так-то мы строго соблюдаем режим санкций, сами в Крым ни ногой.

Но самое забавное началось тогда, когда представители Siemens на слушаниях в Еврокомиссии на голубом глазу заявили, что эти коварные русские их нагло обманули. В Siemens создали рабочую группу по расследованию инцидента и продолжили ляпать, что все это было «чистым нарушением контрактных обязательств» и Siemens неоднократно предупреждал заказчиков, что соблюдает все ограничения по экспорту».

С одной стороны, это выглядело не очень-то убедительно. С другой — контракт на турбины был у концерна не самым выгодным в России. И когда Минтранс РФ встал в охотничью стойку, в Siemens поняли, что крупно попали — именно тогда концерн обсуждал с РАО РЖД проект модернизации наших железных дорог. Общую сумму проекта держали в тени, поэтому известно, что она составляла от трех до трех с половиной млрд долларов — а даже для Siemens это очень крупный заказ.

В итоге немцам пришлось долго ходить по разным московским кабинетам и униженно кланяться, объясняя, что они совсем не то имели в виду — в любом случае, русские вернулись к переговорам только тогда, когда концерн публично открестился от всего выше сказанного.

Модернизация продолжается и сегодня, но теперь немцы мудро молчат — а чтобы ситуации с турбинами никогда больше не повторялись, Siemens выстроил в России еще один завод по их производству, теперь уже со стопроцентной локализацией и под управлением дочерней компании «Siemens силовые машины» — первый завод принадлежит другой дочке «Сименс технологии газовых турбин».

Иными словами, дело спустили на тормозах — и особое участие в этом спуске приняли власти ФРГ. В противном случае Siemens рисковал вылететь из проектов «Синара» («Уральские локомотивы»), «Гранит» и электропоездов «Ласточка» (Desiro). Кроме того, встал бы вопрос о поставках поездов «Сапсан» и о деятельности заводов «Сименс Трансформаторы» в Воронеже и еще по одному заводу в Смоленске, выпускающему люминесцентные лампы.

Кроме того, еще в 2016 году «Сименс Здравоохранение» подписал контракт с Национальной иммунобиологической компанией «Ростеха» о создании ряда централизованных лабораторно-диагностических центров, основанных на решениях немцев — и все это могло кануть в небытие, а место концерна моментально заняли бы другие поставщики и производители.

И вот теперь именно немецкое оборудование помогает повышать скорость перевозок грузов из Поднебесной в Евросоюз — судя по всему, германские промышленники твердо усвоили этот урок.

Перед Минтрансом России и РАО РЖД сегодня стоит очень масштабная задача — Транссиб становится гарантом того, что китайская экономика не рухнет в один прекрасный день от действий «партнеров» с противоположного берега Тихого океана.

Но один Транссиб не справится — и тут уже на помощь придет Севморпуть, маршрут который короче традиционных в два с половиной раза.

Русские не требуют каких-либо политических преференций от партнеров. Русские просто предлагают свои возможности — и теперь на Транссиб с интересом смотрят не только в Пекине, но и в Токио с Сеулом.

Источник: 24hok.ru

Источник: newsland.com

Добавить комментарий