Старец

Старец
Глава из книги

           Размазывая ладонями кровь, текущую из носа и слезы, текущие из её глаз, Вера ранними воскресным утром горестно брела по пустынной пригородной улице. В конце улицы возвышалась деревянный храм. Когда Вера подошла к храму, её привлек звук отпираемых дверей. Широко распахнув обе половинки церковных врат, человек в светлом подряснике шагнул назад — внутрь храма. Повинуясь желанию, Вера зашла в храм вслед за этим человеком. В храме царил полумрак, разгоняемый отблесками света, струившегося от горящих возле икон лампад. Необъяснимое чувство вины мешало Вере приблизиться к невысокому иконостасу. Глаза праведников с икон с укором взирали на нее. Опершись плечом на одну из двух деревянных колон, расположенных по обе стороны от входных дверей, Вера попыталась вспомнить все то, что случилось с ней этой ночью. Через какое-то время, зажав рот своими окровавленными ладонями, Вера громко разрыдалась.
           — Что случилось, дочь? – услышала Вера вопрос, заданный ей мужским голосом.
           — У меня все хорошо, — даже не взглянув на того, кто ей этот вопрос задал, поспешила ответить Вера.
         — Когда у женщины все хорошо, женщина тоже плачет, но совсем по-другому, — возразил Вере все тот же мужской голос.
         Протерев глаза от слез, Вера взглянула на мужчину в светлом подряснике, стоявшего подле неё.
         — У меня горе, — призналась Вера.
         — Какое? — спросил он.
           — Большое, — ответила она.
           — Если не хотите, то можете не рассказывать, — примирительным тоном произнес мужчина в светлом подряснике. — Можете просто постоять или посидеть на скамейке, а потом встать и уйти. Ранняя служба начнется через сорок минут, так что у вас еще есть время.
           — Меня зовут Вера, — представилась Вера.
           — Очень приятно, поверьте, — ответил ей мужчина в светлом подряснике. — А меня можете называть отцом Игорем.
           — Можно мне присесть, отец Игорь? — спросила Вера.
           — Сделайте милость, — ответил он. — А я присяду рядышком с вами, если вы меня не прогоните.
           Сев на одну из скамеек, расставленных вдоль задней стены и дождавшись момента, когда отец Игорь сел рядом, Вера взглянула в его, обрамленное густой черной бородой, лицо.
         — Ой-ей-ей, — в свою очередь, посмотрев на разбитое лицо Веры, произнес отец Игорь. — Вы, Вера, посидите, а я намочу полотенце и дам вам его, чтобы вы утерли им свое лицо.
         Вера хотела привстать, чтобы увидеть свое лицо, отраженное в стекле одной из больших икон.
         — Нет-нет, так делать не надо, — остановил её отец Игорь. – В иконы смотрятся только люди, движимые убийственной гордостью. Я уверен, что в вашей сумочке должно лежать зеркальце. Воспользуйтесь им.
         Пока отец Игорь ходил за полотенцем, Вера, достав из сумочки зеркальце, взглянула в него на себя. То, что она увидела, вызвало в ней новый приступ рыданий.
         — Успокойтесь, — подавая Вере полотенце, смоченное водой, произнес отец Игорь. – Вы живы — это для вас главное. Не всем любителям ночных прогулок удается дожить до утра. Такое нынче время. Ночь дана человеку для молитвенных трудов, а не для гуляний. Вы со мной согласны?
   — Да, — коротко ответила отцу Игорю Вера.
     — Тогда поведайте мне, что с вами произошло?
     — Меня пытались унизить, а потом избили, — пряча зеркальце в сумочку, сказала Вера.
     — Это сделал ваш супруг?
     — У меня нет мужа, — сказала Вера.
     — Тогда того, кто это сделал, отец обязательно накажет, — вновь садясь рядом с Верой, сказал отец Игорь.
     — Чей отец — мой или его? — спросила Вера.
     — Небесный отец. Ведь мы все его дети, — ответил отец Игорь.
     — При чем здесь ваш Бог? — просила Вера.
     — При ом, что беда ребенка, ранит душу любящего отца. И любящий отец вправе наказать обидчика. У вас есть дети?
     — Славик, — ответила Вера.
     — Сколько лет вашему сыну?
     — Пять лет, — ответила Вера.
     — Почему вы расстались с его отцом?
     — Его отец меня предал. Он мне изменил с другой женщиной, — ответила Вера.
     — Откуда вам это стало известно?
     — Эта женщина сама мне позвонила, — сказала Вера.
     — Вы счастливо жили с вашим мужем до того как вам с ним расстаться?
     — Счастливо. Многие нам даже завидовали, — сказала Вера.
     — Вот вы сами и ответили на тот вопрос, который я хотел вам задать. А вам не кажется, что та женщина, которая вам позвонила, могла сделать это из чувства зависти. Прибрать к своим рукам вашего мужа. С вашим мужем вы об этом говорили?
       — Ни один мужчина не признается в том, что он изменял своей жене, если она сама у него об этом спросит, — ответила Вера.
       — Сейчас ваш бывший муж живет с той женщиной, которая вам позвонила?
       — Этого я не знаю. Может быть, и с ней. Развод мы с ним еще не оформили, но мне наплевать на то, с кем он живет.
       — Вера, хотите один добрый совет? — спросил отец Игорь.
     — Хочу, если он не книжный, — сказала Вера.
     — Не книжный, а самый что ни на есть житейский, — сказал отец Игорь. — Любой ценой верните в свой дом вашего мужа.
       — Я не смогу, — ответила Вера.
       — Почему?
       — Я же помню, как он на других баб пялился, когда мы еще вместе жили. Сперва на ноги посмотрит, а потом на грудь, — сглотнув слезы, ответила Вера.
     — Так, может быть, он их прелести с вашими сравнивал. И сам про себя думал: у моей жены все это красивей, — высказал свое предположение отец Игорь.
     — Я попробую его вернуть, — сказала отцу Игорю Вера. — Но, если его измена подтвердится, я снова его прогоню и добьюсь развода.
           — Но ведь он может вам и не поверить. Он уже не мальчик и наверняка знает женские приемы. Сперва разрушить мужчине то, что он успел создать, а после опять его выгнать. Поэтому звать назад своего мужа должна не ты, а ваш сын. Своему сыну ваш муж поверит. — предупредил Веру отец Игорь.
           — Славке он поверит, — согласилась с отцом Игорем Вера.
           — Бог попустил вам обоим это искушение для того, чтобы вы оба поумнели, — высказал свое мнение отец Игорь.
         — Где я нахожусь? — спросила Вера.
          — В пригороде, — ответил ей отец Игорь. — Но до метро сто шагов.
             — У меня совсем нет денег, — сказал Вера. — Часть денег, которую мне в виде аванса заплатил тот, кто меня избил, я выбросила в грязную канаву.
            — И очень хорошо сделали, — похвалил Веру отец Игорь. — Не все деньги можно в руки брать. И никакие деньги супружеской любви не заменят. Но денег на метро я вам дам.
             Оставив Веру на короткое время, отец Игорь принес ей деньги на метро. За это время Вера успела еще раз взглянуть на себя в зеркало. Мысли о том, что ни одна она окажется этим утром с разбитым лицом, слегка её успокоили. Подобное сделалось уже вполне привычной практикой.
             — Помни мои слова, — провожая Веру до дверей церкви, сказал ей отец Игорь. — Сумеешь переступить через себя и вернуть в дом своего мужа, тогда все в твоей жизни наладится. Помиритесь — и в храм. Ведь вижу, что вы с ним не венчанные.
           — Не венчанные, — ступив на крыльцо, согласилась Вера.
           — От того и все ваши беды. Но без скорбей человеку жизнь свою не прожить. Все скорби попускаются исключительно для нашей пользы. Заруби это прямо сейчас на своем носу.
           — Пусть мой нос сперва заживет, — попробовав улыбнуться, ответила отцу Игорю Вера.
            
          

Источник: newsland.com

Добавить комментарий