После сверхдержав. Подъем стран, претендующих на лидерство, ведет к ревизии мирового порядка

Турецкий лидер позарился на особые права и полномочия «пятерки» постоянных членов Совбеза ООН, которые он считает избыточными. Фото Reuters

Со стороны лидеров региональных держав в последнее время прозвучали заявления, которые заставляют задуматься о будущем международных отношений. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что судьба человечества не должна быть оставлена на милость держав, победивших во Второй мировой войне. Альтернативой, по мнению турецкого лидера, должно стать расширение прав всех членов ООН до права пяти постоянных членов Совета Безопасности. На практике это означает или признание за решениями Генассамблеи ООН обязательного характера, или предоставление всем членам ООН права вето на принятие любых решений, что, конечно, поставит под сомнение ее работу.

Не менее интересные новости пришли из Германии. 15 октября канцлер Ангела Меркель заявила, что новое правительство Германии будет действовать в интересах Европы и понимать ее значение для «мира и свободы». Комментаторы увидели в этом приверженность Меркель идее немецкого лидерства в ЕС, но это заявление можно прочитать иначе. Получается, если с Евросоюзом что-то случится (от радикальной трансформации до распада), то в Европе больше не будет прежнего понимания «мира и свободы». Какой в этом случае станет политика Германии, остается только предполагать.

На этом фоне можно по-иному посмотреть на заявление министра обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр, что НАТО должно продемонстрировать России готовность применить оружие в случае необходимости. Такое заявление прозвучало не из Вашингтона, Лондона или Брюсселя, а от министра обороны страны, День Победы над которой мы ежегодно отмечаем 9 мая. Германия, похоже, чувствует себя достаточно сильной для того, чтобы делать подобные заявления в адрес страны, принявшей ее капитуляцию 76 лет назад.

В Японии новое правительство Фумио Кисиды сразу взяло курс на усиление военной активности. 14–18 октября в Японском море проходили российско-китайские военно-морские учения «Морское взаимодействие – 2021». Заместитель генсека правительства Ёсихико Исидзаки заявил, что истребители сил самообороны Японии поднимались по тревоге после того, как у морских границ страны заметили российский и китайский вертолеты. Эти заявления возродили в японском обществе дискуссию о возможности расширения полномочий Сил самообороны. Последний раз это произошло в сентября 2015 года, когда парламент Японии разрешил использовать Силы самообороны для участия в военных конфликтах за рубежом с согласия Совета Безопасности ООН.

Парадоксальным образом Россия через 76 лет после победы в Великой Отечественной войне оказывается в ситуации, напоминающей предшествовавшую ей эпоху. Если исключить враждебные отношения с США, то на Западе мы видим усиливающуюся Германию, на юге – Турцию, на востоке – Японию.

Усиление региональных государств происходит и в других регионах. Греция расширяет военное сотрудничество с Францией в рамках НАТО, имеющее антитурецкую направленность. Польша пошла на конфликт с институтами ЕС, подтвердив по ряду вопросов верховенство своего законодательства над общеевропейским.

Иран и Саудовская Аравия уже семь лет оспаривают друг у друга вопросы регионального лидерства.

На смену эпохе сверхдержав вновь приходит мир региональных держав, которые претендуют на лидерство в ограниченном пространстве. Проблема заключается в том, что наш ялтинско-потсдамский мировой порядок не написан под интересы этих держав.

Теория международных отношений делит все государства мира на две большие группы в зависимости от их отношения к существующему мировому порядку. Первые – государства статус-кво – готовы существовать и взаимодействовать в рамках существующего порядка, хотя и требуют себе некоторых подвижек и уступок. Вторые – государства-ревизионисты – требуют ликвидации существующего мирового порядка и замены его чем-то принципиально новым. Их логика заключается в том, что международное право менялось на протяжении всей истории, и почему бы не переписать его еще раз. Именно державы-ревизионисты сломали предшествующие мировые порядки: революционная Франция – вестфальский, Германия – венский, Германия, Италия и Япония – версальский. Возможно, что и наш ялтинско-потсдамский порядок будет ликвидирован ревизионистами, не вписывающимися в его систему.

Мы часто говорим о стабилизирующий роли ядерного сдерживания. Однако не менее важную роль в сохранении «долгого мира» между великими державами в период холодной войны играл тот факт, что после Второй мировой войны в мире не было держав-ревизионистов. В годы холодной войны ни советское, ни американское руководство не играло против мирового порядка: даже в самые острые кризисы ни одна из сверхдержав не порвала дипломатические отношения с другой, не сломала структуру ООН, не вышла из Совбеза ООН и не денонсировала базовые международно-правовые документы. Не сделали этого и другие постоянные члены Совбеза: Британия, Франция и КНР. Никто не пожелал отменить три базовых принципа Устава ООН: формальное равенство всех народов и рас, гарантии суверенитета всех стран и ограничение суверенного права государства на ведение войны. До настоящего времени сохраняются ограничения суверенитета Германии и Японии – тоже наследие Второй мировой войны.

Никто не пытался сломать и экономическую структуру мира, введенную Бреттон-Вудскими соглашениями 1944 года. До недавнего времени никто не заявил о необходимости ликвидировать МВФ, Всемирный банк или ВТО; никто не заявил о необходимости отказаться от принципов свободы торговли и долларового стандарта. Мы сетуем на американские санкции, но мало задумываемся над тем, а почему, собственно, никто не мстит всерьез США за их санкции и риторику. (Напомню, что Япония ответила на попытку введения американского нефтяного эмбарго ударом по Пёрл-Харбору.)

Военный конфликт между сверхдержавами был также затруднен технически. Находясь в противоположных полушариях Земли, ни СССР, ни США не могли перебросить на другой материк многомиллионную армию и поддерживать ее действия в течение длительного времени. Иррациональный обмен ядерными ударами не давал никакой капитализации военных действий в политическую победу. Военные конфликты были полицейскими операциями сверхдержав или войнами между региональными державами, которые могли вести их технически, вроде индо-пакистанских, арабо-израильских или китайско-вьетнамской 1979 года.

Подъем новых держав неизбежно поставит вопрос о ревизии нашего мирового порядка. Еще в 1990 году американский политолог Джон Миршаймер пророчил: на смену холодной войне сверхдержав рано или поздно придет мир баланса сил, то есть возрождение борьбы региональных держав. Американская гегемония на 30 лет отсрочила эту перспективу, но, как только США стали терять часть своих ресурсов, региональные державы начали выходить из тени.

В настоящее время подъем ревизионистов блокируют три опоры современного мирового порядка: право вето постоянных членов Совбеза ООН (шире – сам институт Совбеза), Договор о нераспространении ядерного оружия, фиксирующий статус легальных ядерных держав за пятью постоянными членами Совбеза, и Всемирный банк, выдающий целевые кредиты, которые невозможно потратить на создание мощных военно-промышленных комплексов. Для прекращения существования нашего, ялтинского порядка необходимо сокрушить по крайней мере две из этих трех его опор.

Подъем региональных держав сделает снова более вероятными войны между державами. Находясь вблизи друг от друга, они имеют исторические конфликты, территориальные претензии и технические возможности для ведения военных действий на сухопутных театрах военных действий. Российская военная доктрина пока справедливо сфокусирована на гипотетическом сценарии военного конфликта с США как лидером НАТО. Но уже сейчас просматривается тенденция к подъему по периметру России региональных держав – Германии, Турции, Японии. В прошлом именно они выступали противниками нашей страны, и кто знает, не станут ли в будущем ими вновь? Сценарии крупных наземных конфликтов между этими странами намного реалистичнее выкладок на тему «ядерного апокалипсиса» между СССР и США времен холодной войны. Во всяком случае, фолклендская война 1982 года доказала, что ядерный арсенал Британии ничуть не помешал нападению на нее неядерной Аргентины.

Нечто подобное уже было в истории. В середине XIX века мало кто мог представить, что венский порядок сломает не российско-британская Большая игра, а подъем региональных держав Пруссии, Пьемонта и Японии. Весь XIX век политики ожидали англо-русской войны, но в реальной большой войне Россия и Великобритания оказались по одну сторону баррикады против ревизионистов – австро-германского союза. Возможно, что наш ялтинский порядок на новом историческом витке повторит ту же логику развития, а мир, сконструированный по итогам Второй мировой войны, станет однажды таким же достояниям истории, как мир, созданный после Наполеоновских войн. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий