Откуда взялась эта зараза?

Примерно неделю назад я начал писать новую повесть, в ходе которой один уважаемый ученый пробует ответить на вопрос, откуда взялась пандемия и чем её можно лечить. Глава третья Разговор на пороге отеля За час с небольшим, оставляя за спиной берег реки, я дошел до горного отеля, ничуть не изменившего свой вид за истекшие семь лет. Торопиться мне было некуда, поэтому я то и дело останавливался, любуюсь горными пейзажами. Стояла самая середина лета, и вся природа старалась выказать свои самые привлекательные стороны, озаряемые лучами жаркого июльского солнца. Дойдя до поляны, на которой стоял горный отель, я обратил внимание на деревянную постройку, которой раньше там не было. Эта приземистая дощатая постройка, стоявшая в пяти метрах от крутого обрыва, была одновременно похожа и на летнюю кухню, и на сарай для хранения старых вещей, и на неказистый гостевой домик. Рядом с загадочным строением под присмотром зоркого петуха разгуливало около десятка пестрых куриц. Толстое бревно, сидя на котором туристы по вечерам любовались закатами, лежало все на том же самом месте. Выйдя на поляну, я посмотрел в сторону горного селения, куда от поляны вела тропа, уводившая путника к подножью безыменной горы. Этому селению, по отзывам этнографов, было более семи веков. Стены домов в этом селении были сложены из плоских продолговатых камней, бывших когда-то монолитными склонами высоких гор. Сперва на склонах этих гор из-за резкой смены температур образовывались трещины. Затем ледники и лавины, с грохотом мчавшиеся вниз, отрывали на своем пути от горных склонов потрескавшиеся каменные плиты, низвергая их в глубокие каньоны и горные долины. Людям после всего этого оставалось лишь собрать дармовой строительный материал, подаренный им самой природой. После чего, разбив большие каменные плиты на более мелкие куски, сложить из них свои сельские домики, расположившиеся по обе стороны извилистой горной дороги. Выкапывать канавы по обе стороны таких дорог людям не требовалось. Не имея возможности уйти вглубь почвы из-за большого количества мелкой щебенки, дождевые воды скатывались по таким наклонным дорогам прямиком в ущелья. Прикрыв свой лоб ладонью, я увидел пожилого человека, поднимавшегося по наклонной тропе на поляну. В руках у него были две плетенные корзины. Когда этот человек приблизился, я узнал в нем владельца горного отеля. Говорить о том, что Юрий Вартанович обрадовался моему внезапному появлению, было нельзя. Более того, владелец отеля не сразу не признал во мне того туриста, который семь лет назад в составе туристической группы гостил в его отеле. Возможно, это было вызвано тем, что половина моего лица была скрыта под медицинской маской. — Добрый день, Юрий Вартанович, — поздоровался я с владельцем отеля. — Добрый, — взглянув на ту часть неба, где над седловиной горного перевала уже начинали собираться серые тучи, ответил мне он. — Вы меня не узнали? – спросил я у него. — Вы откуда? – спросил он. — Меня зовут Игорь, — ответил я. – Семь лет назад в составе туристической группы я жил целых две недели в вашем отеле. — Семь лет назад? – переспросил он. – Это в другой жизни было, – поставив обе корзины на землю, сказал он. — Читал об этом в газетах, — доказывая своим ответом, что мне известно о межэтническом конфликте, случившимся в этих местах пять лет назад, сказал я. — Одно дело читать, — вновь беря обе корзины в руки, произнес Юрий Вартанович. — Вам помочь донести корзины? – спросил я у него. — Сам донесу, — ответил мне он. – В гору было тяжело нести, а по ровному нести сил у меня хватит. — Мне можно будет пожить в вашем отеле некоторое время? – следуя радом с Юрием Вартановичем, спросил я. — Пожить можно, — ответил мне он. — Одна комната еще свободна. — А три других? – спросил я. — Три других заняты, — ответил мне он. – Внизу мы с женой, а наверху два постояльца. Тоже от эпидемии в горах спасаются. — Горный воздух очень способствует укреплению иммунитета, — несколько удивившись тому, что Юрий Вартанович, не спросив о цели моего приезда, безошибочно указал мне на него, произнес я. — Надолго? – спросил меня Юрий Вартанович. — Думаю, месяца на три, — ответил я. — Места и порядки тебе знакомы, — подходя к отелю, сказал мне Юрий Вартанович. – Вся разница в том, что раньше ты платил своему агентству, а теперь будешь платить напрямую мне. — Так вам так даже лучше, — сказал я. — Разницы никакой нет, — ответил мне Юрий Вартанович. — Раньше туристическое агентство удерживало часть из моих денег, а теперь их удерживает налоговое агентство. Те же самые штаны, но иначе одеты. — Я могу вам заплатить сразу за погода вперед, — сказал я. — Не стоит так далеко загадывать, — подходя к дверям, сказал Юрий Вартанович. – Заплати сперва за три месяца, а там видно будет. Деньги отдашь жене. В моем кармане деньги не держатся. Последний раз, когда был в городе, купил себе зачем-то когти, чтобы в этих когтях по столбам лазить. Зачем купил – сам не знаю. Ты видишь где-нибудь столбы? — Не вижу, — ответил я. — Так и я их не вижу, а когти зачем-то купил. И еще одно. Завтрак, обед и ужин жена приготовит, но за общим столом теперь никто из постояльцев не сидит. Все боятся этой новой заразы. Не хотят устраивать пира во время чумы. Каждый берет свои тарелки и уходит в свою келью, вроде монахов. Разносолов особых никаких нет, так что ты не перепутаешь свою еду с чужой. — А почему вы сами без маски? – берясь за ручку двери, чтобы пропустить вперед себя Юрия Вартановича, руки которого были заняты корзинами, спросил я у него. — Я достаточно пожил на свете, чтобы понять, что, если судьба назначила тебе болеть, то хоть ты под тремя масками скройся, не поможет. На рожон, конечно, тоже лезть не надо, мол, видел я все эти божьи наказания в гробу, за такое геройство ни на земле, ни на небе никто тебя не похвалит. Лучше почаще просить. — О чем просить, — входя в дом вслед за Юрием Вартановичем, спросил я. — О милости, — ответил он. – Рядом с твоей комнатой врач поселился, — показав рукой на второй этаж, куда вела деревянная лестница, продолжал Юрий Вартанович. – Ученый человек. Молодежь в городе учил. Так он прямо сказал, что никто ничего об этой эпидемии не знает. Ни откуда она взялась, ни как её лечить. Но сказать об этом прямо наши власти боятся. Ведь их могут попросить кресла свои освободить. — Интересная мысль, — сказал я. — Интересной бывает девушка или парень, а в беде интереса мало. Иди наверх, обживайся, а деньги жене потом отдашь. Твоя комната по коридору направо, — ставя плетенные корзины на обеденный стол, сказал мне Юрий Вартанович.

Источник: newsland.com

Добавить комментарий