На себя похожий. «Страсти по Бумбарашу» в Театре Олега Табакова

Каждая армия, как будто бы настаивает режиссер, состоит не из полков, батальонов и рот, а из конкретных офицеров и солдат. Фото с сайта www.tabakov.ru

Владимир Машков снова поставил спектакль «Страсти по Бумбарашу», пьесу в стихах Юлия Кима с музыкой Владимира Дашкевича, то есть очень музыкальный спектакль, с песнями и танцами, причем некоторые песни многие зрители более-менее старших поколений помнят еще и по советскому фильму Рашеева и Народицкого с Валерием Золотухиным в заглавной роли. Несмотря на то что несколько первых спектаклей позади, именно недавний, на котором мне посчастливилось быть, Машков назвал настоящей премьерой, поскольку в зале присутствовал автор, Юлий Ким, в титрах старого фильма названный, исходя из тогдашних цензурных соображений, Ю. Михайловым. Так было цензурнее.

Сюжет основан на рассказах Аркадия Гайдара о Гражданской войне, на мой взгляд, не уступающих и в поэтических своих взлетах, и в жестоких подробностях прозе Бабеля (например). Многие диалоги сегодня снова звучат злободневно. Во-первых, то там, то тут мирные протесты и революции роз оборачиваются совсем не мирными волнениями, во-вторых, и у нас вроде бы не самые серьезные споры мгновенно перерастают в распрю, деля всех участников на своих и чужих. Как в «Бумбараше»: вроде и музыкально, и задорно, а все ж то тот, то другой ПЕРСОНАЖ падает замертво и потом выходит только на аплодисменты. Бумбараш – то ли сказочный, то ли былинный герой (так и есть, и сказочный, и былинный) – изо всех приключений выходит живым и невредимым, но ко всем остальным судьба не так благосклонна, никому другому семи жизней авторы не подарили.

Хороший получился спектакль. Тем, кто видел прежний, возможно, как мне, поначалу мешает то, с какой тщательностью нынешний исполнитель главной роли Севастьян Смышников повторяет, кажется, выверенную до сантиметра пластику и интонации игравшего когда-то Бумбараша и в этой роли прославившегося Евгения Миронова. Но следом за ним на сцену выходят другие персонажи и другие актеры, возможно, более опытные, а может, так сильно не похожие на своих предшественников в этой истории, что даже и об этом первоначальном неудобстве восприятия забываешь, получая с каждой минутой все большее удовольствие от происходящего, подключаясь к царящей на сцене стихии игры.

Хороший спектакль – тот, который доставляет удовольствие. Хороший спектакль – тот, который хочется пересказывать, вернувшись из театра домой, местами подражая интонациям и движениям актеров. Рецензию, естественно, можно написать о любом спектакле, но хороший спектакль всегда дает возможность написать о том или другом актере в роли, когда в роли и в актерской игре есть о чем рассказать. «Страсти по Бумбарашу» – хороший спектакль по любой описанной шкале. Подобно самому Владимиру Машкову, спектакль бурлит энергией, не подавляя ею, а наоборот – захватывая в свой бурлящий стихийный поток, позволяя почувствовать стихию революции, которая и Бумбарашу долго не позволяла вырваться или хитро выскользнуть, бросая то к белым, то к красным, то к «бандитам», выделенным в афише и программке в отдельную категорию, хотя чего-то особенно бандитского, чего бы ни делали ни белые, ни красные, они не совершали ни в истории Гражданской войны, ни в спектакле Театра Табакова. Безобразничали, как все.

Сегодня все реже ходят в театр «на актера», а Машков об этой важной возможности и ценности театра помнит, как помнил и думал об этом всегда его учитель Олег Павлович Табаков. В новом спектакле, где так велика роль «народных», а в данном случае – актерских «масс», есть несколько замечательных актерских работ. Одна из них – Аня Чиповская в роли Софьи Николаевны, предводительницы женского отряда бандиток, в которой и вдохновение разбоя, и грусть одиночества, даже боль одиночества, в ней насмерть все сплетено, как случается при тектонических сдвигах, – и позавчерашние веселые песенки, и жажда крови, которая руководит не знающей сытости львицей. Стоят не только упоминания, но и описания Ангелина Пахомова в роли невесты Бумбараша Вари, Владислав Миллер (друга детства Яша). Они – из тех, кто играет роли первого плана, но и Машков, и сами артисты не дают оснований, сомнений в том, что в Театре Табакова маленьких ролей нет, поэтому можно наблюдать и получать удовольствие от игры, например, Яны Сексте, которая «одна из…» в банде Софьи Николаевны, однако видно, что и сама актриса не скучает на сцене, и роль, свой характер у ее героини есть. А в финале – перед тем как покинуть подмостки Истории, в ролях белых командиров на несколько минут на сцене появляются заслуженные «старики» табаковской труппы – Сергей Беляев, Виталий Егоров, Сергей Угрюмов, вызывая и уважение к театру, где подобное возможно, и позволяя «подключиться» к каждому, почувствовать горечь исторических потерь. Каждая армия, как будто бы настаивает режиссер, состоит не из полков, батальонов и рот, а из конкретных офицеров и солдат. Банально? Наверное. Но наворачиваются слезы, когда приходит осознание этой банальности.

На «Бумбараше» Театра Табакова пришла еще мысль, возможно, не сильно обрадующая театр. А может, напротив, и она обрадует. Когда-то давно этот спектакль Владимира Машкова воспринимался неплохим, крепким, хорошим, но как бы – не в обиду – рядовым хорошим спектаклем, а сегодня он смотрится как значительное, важное событие в театральной жизни Москвы. Потому, например, что в Москве сегодня не так много – вернее, почти не осталось – театров, где идут спектакли, которые в любом другом театре выйти не могли и в любом другом их бы так не сыграли, не добились бы такого ансамбля, да и почти в любом другом пришлось бы приглашать артистов со стороны, а в Театре Табакова – своя труппа, одна из лучших в Москве, где – совсем уж невероятное событие – звезды, заслуженные «старики» готовы выйти в роли без слов, как говорится, за идею. Театральная идея тут еще жива, а ничто другое ни актеров, ни театр удержать не в силах. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий