Монолог из драмы «Права человека».

Монолог из драмы «Права человека».

Быть человеком право свыше,

Но как им стать, когда тиран у власти, а толпа бездушна?

Отвоевать, чтоб право человеком быть?

Готов ли за него ты биться,

Держать удар от власти и толпы.

Ударом на удар ответить?

Какой твой жизненный девиз?

Что в нём бесстрашье или страх?

Судьба? Предначертанье жизни?

Прокруста ложе? Поклонение богам?

Обитель ада или рая?

Иллюзии и заблужденья плоти?

Иль смертная разруха, в которой гаснет свет?

А может вера духа,

Что жизнь не раздробилась на осколки,

А цельно пребывает бесконечно

На недоступных и неведомых познанию орбитах,

С веками возвращаясь в облик свой земной?

В какую сущность ты облёк девиз?

В игру словами или жизненную силу?

Власть говорит ни сердцем, ни душой,

Ни совестью, ни честью.

Сравни слова её с делами.

В делах безмерная нажива

И удушающая хватка всё загрести

И притянуть к себе,

Безудержная жажда насладиться властью.

Она, как гриф. Высматривает зорко с высоты

И, видя падаль, никогда не промахнётся.

В её словах открыта лесть,

Раденье и забота, фонтаном бьют и радугу наводят,

Но спрятаны под толстым слоем хитрости

Жестокость, фальшь, и свои цели.

Они умно и ловко сплетены.

Власть не глупа.

Она актёр искусный и вездесущий шулер,

Фигляр и шут, трибун, заносчивый властитель…

И пред толпою многолика.

До дна чтоб докопаться

В поводыря возьми бесстрастность, но не злобу.

Она твой разум в ненависть замутит.

А толпа?

В её душе любви нет

Ни к человеку, нации, народу, предкам…

Она живёт бахвальством, бунтом, поклоненьем.

От властных окриков она угодлива, послушна и труслива.

Несломленных и непокорных предаёт.

С восторгом вязнет в словесной паутине обещаний,

Но разглядеть глубинные ходы,

Запутанные лабиринты, интриги, сплетни,

Заманчивые жесты и обман улыбок,

Смену ярких масок, несбыточность свобод,

Надежд, лозунги,

Кричащие о счастье,

Всё то, чем власть напичкала толпу,

Чтоб пристегнуть её к подножью властной пирамиды,

Толпа не в силах.

Она ослепла в радости служенья тем,

Кто пылкой речью и ораторскою ложью

С реальности срывает её ум,

Зомбирует для прихотей своих и волю подавляет,

И обличает прошлое, заведомо придумав для неё тирана.

Любовь к Отечеству.

Слова. Их власть без устали в толпу швыряет,

А это верный признак власть ослабевает.

Чтоб удержаться, она причины для насилья ищет,

Надуманных врагов находит.

Врагов искать – нетленная игра для власти и толпы.

А истощилась сила лести власти,

Обмелело слово, затемнились радужные цели,

Тогда толпа капканы властные ломает.

Она, как саранча, посеянное губит.

Права.

Не праздные слова.

Достойно ли, чтоб за них биться? Или стремление бессмысленно?

Напрасна трата сил?

Рискнуть, напрягши волю, вопреки толпе и власти?

Безумный риск,

Но как отважен человек, когда стремится к благородной цели.

Как отстоять?

Держать удар насильственной, прогнившей власти

И заболтанной толпы,

Которая на слово: изгой, предатель… не скупиться,

Когда в речах, поступках с ней ты не согласен?

А может выбрать умственные споры о правах?

Игру словами,

Чтоб развлечься в бездарной болтовне,

Наполнить безразличьем сердце,

И равнодушно, погрузившись в созерцанье,

Прожить в явлениях безликих отпущенное свыше время?

Так как же поступить?

Смириться перед лживой властью и толпой бездушной,

В тени остаться,

Не заражаться болью и страданием других

Или ударом на удар ответить?

На щит иль под щитом?

Страшат нас, душу в клочья рвут сомненья,

Удерживают сделать первый шаг,

Он оказаться может и последним, а дальше что?

Тьма, пустота и вечности кошмар,

А может быть обличье новой жизни?

Источник: newsland.com

Добавить комментарий