Кому принадлежит свобода?

И прозападные псевдолибералы, и русские ультраконсерваторы и представители западного общества всерьёз говорят о свободе как о западной ценности, а о Западе (Европе и США) как о части света, продвигающей эту ценность по всему миру. Посмотрим на Европу. Идеи о свободе там стали появляться с 17 века, причём параллельно с их появлением шло жёсткое угнетение вплоть до истребления населения колоний, обращение людей в рабство. Рабство — это часть Новой истории Европы. То, что происходило в дальних краях не уменьшает степень жестокости, варварства и человеконенавистничества, а так же и степень ответственности за это. Внутри европейских обществ идеи свободы (но не для чужеземцев и рабов) получали всё более широкое распространение при поддержке нового класса — буржуазии. Идеи свободы хорошо подходили для того, чтобы забрать или ограничить власть монархов и представители буржуазии это хорошо понимали. В философской мысли Европы были периоды гуманизма, эпоха просвещения, но к концу 19-го века эта мысль пришла к ницшенским «сверхчеловеку» и «воле к власти». А в продвинутых кругах обрели популярность евгеника (идея о генетической чистоте) и социал-дарвинизм с идеей о разделении людей на более и менее качественных. К этому времени буржуазия уже успешно утверждала свою власть и свой решающий рывок она сделала в период 1-ой мировой войны, переняв на её исходе власть у монархий в наиболее значимых европейских странах. Оставшиеся монархии вступили с ней в сделку. Всё, в свободе как в эффективном средстве для достижения власти смысла больше не было. Нужен был только ещё процесс выборов, чтобы периодически легитимировать свою власть. Речь идёт о 20-30-ых годах 20-го века. Европейские общества оставались на этот момент расистскими и полное ограничение женщин на участие в выборах было широко распространено. Кстати, в Швейцарии женщины получили избирательное право лишь в 1971 году. Для напоминания: речь здесь идёт о свободе, как о западной ценности. Итак, надобность в свободе как в средстве для достижения цели отпала и более того, свобода стала опасной для самой буржуазии, т. к. коммунистические движения могли бы ею воспользоваться. И как только буржуазное правление в Европе утвердилось, в европейском обществе стала расти популярность зародившегося в нём же фашизма. Страны одна за другой переходили на фашистские формы правления (Италия, Германия, Испания, Венгрия), а в тех странах, которые ещё не подтянулись, фашистская идеология получала широкое распространение и поддержку. Насколько западноевропейское общество было пропитано идеей фашизма говорит та лёгкость, с которой Гитлер перенимал власть во всех западноевропейских государствах и как спокойно, без бунта и восстаний эти государства продолжали существовать в рейхе и работать на него. Западноевропейцы сами эволюционным путём пришли к фашизму. Этот процесс можно проследить и в философской мысли, и в общественных настроениях, и в политике. Фашизм — это полная противоположность свободе. Это полное подчинение личности интересам государства (власть имущих), без права на частную сферу, полный контроль за информацией и абсолютная милитаризация общества, даже при отсутствии военной угрозы, а так же отмена всех демократических механизмов. То есть свобода — это не западноевропейская ценность. Они от неё отказались, переступили. То, что было в 17-19 веках (параллельно с рабством и колониализмом) кануло в вечность, они выбрали иную реальность. И так бы всё оставалось, если бы не победа Красной армии. По сути, в результате Победы во второй мировой войне произошло принуждение европейцев к демократии и свободе, а так же и к социальной справедливости со стороны США и СССР. Роль Великобритании здесь неоднозначна, т. к. угнетение людей в колониях по всему миру вряд ли может ассоциироваться с понятиями свобода и справедливость. СССР делал в своей части Европы акцент на социальную справедливость, а США со своей половиной на свободу и демократию, причём социальную справедливость тоже нужно было обеспечивать, чтобы не проиграть Советскому Союзу. И в этот момент западные политические и общественные деятели, помня как эффективно было понятие свобода в борьбе с монархиями, решили проделать тоже самое и в отношении СССР. И советское руководство поддалось, хотя у СССР было достаточно козырей и слово «свобода» он мог бы написать на своём знамени. О том, какие трансформации слово «свобода» переживает сегодня на Западе, уже сказано в других статьях (см. «Либералы — не демократы», «Вырождение либерализма»). Западная Европа шла своим путём развития, пока США и СССР не принудили её к свободе и справедливости. СССР ушёл. Если уйдут США, какой дорогой пойдёт Европа? Но ясно одно — свобода не европейская ценность и от этого мифа пора отказаться. Свобода важна для каждого человека и очень хочется надеяться, что европейцы больше не совершат с ней то, что сделали в 20-40-е годы 20-го века. Итальянцам удалось отправить Муссолини в отставку, а потом, после его насильственного возвращения во власть с помощью немцев, ещё раз арестовать и казнить. Был ли это самостоятельный шаг, который оставил фашизм за спиной этого народа на его пути в будущее? Очень хочется верить, что да. Да, и кажется странным, что страна, которая освободила человечество от фашизма, спасла за всю свою историю многие народы от истребления и даже подарила им государственность, ещё в начале 20-го века дала женщинам равные права с мужчинами, никогда не приемлила нацизм и расизм, — не взяла на себя миссию защиты и сохранения свободы как общечеловеческой ценности.

Кстати о ценности: в ультраконсервативных кругах русских патриотов считается хорошим тоном спросить: «А кто и когда вообще решил, что свобода — это ценность?». По мнению многих из них всё это придумали на Западе. А ещё считается высокоморальным заявить, что если есть свободы, то должны быть и обязанности. Нет, не должны. Они уже есть. И определяются они конституцией РФ, налоговым законодательством, уголовным кодексом и ещё массой всяких договоров по ЖКХ, кредитам, расходами на обучение ребёнка и т. д. По сравнению с советским человеком, современный россиянин загружен до отказа. И кто-то хочет прописать ему ещё какие-то дополнительные обязанности? У него даже нет времени, чтобы воспользоваться теми свободами, которыми он по праву обладает. Если же речь идёт о морали, то это компетенция церкви, образовательных и воспитательных учреждений, совести и личного выбора каждого человека. Здесь нет того места, в которое вы бы могли всунуть свои дополнительные обязанности.

Ещё одним ультраконсервативным коньком является утверждение, что «демократия — это не наше.» На тему демократии уже было много сказано в предыдущих частях статьи. Но следует заметить, что сегодня кроме как через демократические выборы — через волю большинства при уважении мнения меньшинства, государственную власть легитимировать невозможно. Все другие конструкции ведут к расколу и конфликтам в обществе.

Ну а по поводу того, является ли свобода ценностью и с каких пор: если обратиться к религиозной картине мира, то с самого начала Творец наделили человека свободой воли — свободой выбора между добром и злом. Только через свободу воли человек может сделать неправильный выбор и совершить грех или сделать правильный выбор и остаться на верном пути. И чем свободнее он от внешнего давления, внешних условностей, тем легче он может сделать этот выбор в соответствии только со своей совестью. Кто-то может заявить, что под свободой воли подразумевается только внутренняя свобода и добрый человек сделает свой правильный выбор даже в тяжёлых условиях и в заточении. Но как можно требовать от всех быть мучениками и праведниками, если есть возможность создать человеку удобные для жизни условия, при которых он ощущал бы как можно меньше давления, воспринимал то, что ему важно (например церковные проповеди) и слушал свою совесть. И вряд ли жестокий мир закрепощённых людей соответствовал бы замыслу Творца, ведь в начале был рай и свободную волю первые люди проявляли там, но в какой-то момент сделали неверный выбор. И их потомки — каждый человек живёт с постоянной дилеммой выбора как в мелочах, так и в больших делах. И если кто-то думает, что урезав свободу можно вынудить человека делать добро, то он жестоко ошибается. Ведь результатом будет не добрый поступок, а вынужденный поступок без сердца, без души, без совести. Привет Савонароле. Вряд ли за такое светит рай. Свобода является исконной ценностью и если русские возьмут на себя миссию беречь и сохранять свободу — это будет невероятной победой и благом для всех.

 

 

Несколько замечаний:

— Употребление в статье обобщающего термина «западные государства» обуславливается тем, что сами представители западноевропейских стран, когда речь идёт о внешней политике, всё реже идентифицируют себя со своими национальными государствами в пользу понятия «европеец» или «западноевропеец», находятся в едином отфильтрованном информационном пространстве и руководствуются в отношении России одинаковыми предрассудками.

 

— Для людей с бурной фантазией, которые попытаются найти признаки фашизма в Советском Союзе, нужно сказать, что: Советский Союз постоянно находился под давлением и реальной военной угрозой из вне; не интересы государства, а интересы рабочего класса считались наивысшими; механизмы демократии были прописаны в законах и реализовывались в разное время, с разным успехом; существовала внутрипартийная демократия; личная сфера жизни человека и его личная собственность были защищены законом и уважались.

см. также: «Либералы — не демократы», «Вырождение либерализма»

 

 

М.Гуцал

 

 

 

Теги:

общество,

россия,

свобода,

русские,

европа,

либерализм,

запад,

общественное мнение,

ценности,

великая отечественая война,

победа,

свобода совести,

справедливость,

консерватизм

Источник: newsland.com

Добавить комментарий