Какой должна быть постковидная реабилитация

Фото Дениса Гришкина / Агентство «Москва»

С начала пандемии коронавируса прошло почти два года, но врачи до сих пор находятся в поисках надежного лечения как самого заболевания, так и его последствий – постковидный синдром, включающий одышку, слабость, ухудшение функций легких, сохраняется у подавляющего большинства пациентов длительное время. Готовых решений здесь все еще нет, но некоторые имеющиеся наработки позволяют с надеждой смотреть в будущее. Обмен опытом по данной проблеме прошел в Москве на XXXI Национальном конгрессе по болезням органов дыхания – общероссийском форуме, объединяющем специалистов различных областей, которые обновляют свои знания в области респираторной медицины.

Депутат Госдумы Николай Петров напомнил о новой инициативе президента – выделении более 100 млрд руб. на специальную программу по развитию медицинской реабилитации. Правда, в проекте федерального бюджета на следующий год на эти цели запроектировано лишь 9,2 млрд руб., а на 2022 год – 10 млрд руб., признал он. Это говорит о недостаточной пока проработке данной темы. «Мы не можем сегодня твердо сказать, какой реабилитация должна быть. И вам огромное спасибо, что в рамках Национального конгресса вы сегодня как профессиональное сообщество вырабатываете те критерии, те базовые показатели, которые необходимы в борьбе с последствиями коронавирусной инфекции, для того, чтобы в регионах хотя бы смогли прописать, какие программы и как они будут реализовывать и на какой материальной базе», – заметил он.

Фото предоставлено организатором XXXI Национального
Конгресса по болезням органов дыхания

«Медицинская реабилитация у пациентов с постковидным синдромом должна осуществляться в три этапа, – подчеркнула в своем выступлении врач-пульмонолог, доктор медицинских наук Ирина Демко. – Первый этап медицинской реабилитации должен быть в стационаре. Более того, этот этап должен начинаться уже в отделениях интенсивной терапии и реанимации, если там находятся пациенты. Это первичная реабилитация, которую должны начинать уже с пациентами, которые находятся в этих отделениях. Второй этап осуществляется также в стационарах в условиях отделений медицинской реабилитации, если такие есть. Там пациенты получают помощь, ориентированную на их конкретные проблемы. И третий этап медицинской реабилитации осуществляется в амбулаторных условиях либо в условиях дневного стационара».

«На сегодняшний день нет готовых решений как в острой фазе, так и на этапе реабилитации», – заметил особенности лечения коронавируса главный внештатный пульмонолог Министерства здравоохранения Челябинской области, доктор медицинских наук Владимир Антонов. По его словам, постковидный синдром – это новый вызов как для пульмонологов, так и для врачей общей практики. У подавляющего большинства пациентов сохраняются слабость и одышка после болезни. Нарушение функции легких может оставаться длительное время после выписки. Факторами риска постковидного синдрома являются пожилой возраст, повышенный индекс массы тела, женский пол и большое число симптомов в острый период, отметил врач. «Необходимы реабилитационные программы. Реабилитация – новая ветвь и исследований, и поиска эффективной терапии», – подчеркнул он.

Врач-пульмонолог, доктор медицинских наук Галина Игнатова рассказала о химических процессах, происходящих в организме больных COVID-19 и вызывающих тяжелые осложнения. По ее словам, у таких пациентов наблюдается повышенное количество низкомолекулярной гиалуроновой кислоты, обладающей воспалительными свойствами. «Поэтому с точки зрения нас, пульмонологов, удаление гиалуроновой кислоты является значимой задачей у пациента с COVID-19», – подчеркнула врач. Одним из возможных способов является применение гиалуронидазы.

Игнатова сообщила на Конгрессе о результатах исследования применения препарата «Лонгидаза» в июле 2020 года – апреле 2021 года, в котором участвовало 13 центров и 160 пациентов. «Мы наблюдали этих пациентов амбулаторно, они были уже выписаны из стационара после перенесенного COVID-19. И в рамках исследования мы назначали «Лонгидазу» не ранее 21 дня от момента постановки диагноза. Эти пациенты были осложненные легочными проявлениями», – рассказала профессор.

«Что же мы получили? Относительное изменение форсированной жизненной емкости легких – ФЖЕЛ, – отметила Галина Игнатова. – У тех пациентов, которые получали «Лонгидазу», наблюдали более выраженную положительную динамику относительно ФЖЕЛ в сравнении с контрольной группой, кому препарат не назначался. И по завершении периода наблюдения, на 180-й день, различия между группами относительно исходного значения форсированной жизненной емкости легких сохранялись». По ее словам, врачи наблюдали положительную динамику и по таким показателям, как одышка, тест шестиминутной ходьбы, уровень сатурации капиллярной крови. Исследование «показало, что терапия с использованием «Лонгидазы», содержащей гиалуронидазу, может улучшать функцию легких», подчеркнула врач.

«Слизистое содержимое в легких у больных коронавирусной инфекцией имеет избыток гиалуроновой кислоты, что повышает вязкость мокроты и усиливает воспаление. Гиалуронидаза – фермент, способный разрушать гиалуроновую кислоту, способствуя его выведению. Терапия гиалуронидазой снижает вязкость мокроты, что может в значительной степени помочь пациентам в тяжелом состоянии, – поделился результатами своих разработок иммунолог отделения инфекционных заболеваний при медицинском факультете Стэнфордского университета Пол Боллики. – Разрушение гиалуроновой кислоты может быть многообещающей терапевтической стратегией при борьбе с данным заболеванием».

Источник: ng.ru

Добавить комментарий