Шахматная партия Турции в Центральной Азии

Реджеп Тайип Эрдоган движется к созданию тюркской неоимперии. Фото Reuters

Игра в шахматы требует умения просчитывать ходы вперед, хорошая игра – умения просчитывать ходы и знать историю шахмат, блестящая – умения просчитывать ходы, знания истории шахмат и творческого подхода к игре. Игроки высшей квалификации обладают способностью к мгновенной умственной реакции и пересмотру принятых ими ранее решений, а великие – еще и способностью к нестандартному видению. И уж точно любой игрок должен понимать, что хочет сделать на шахматной доске. Одно желание не проиграть не сделает тебя серьезным соперником ни для кого. Сегодняшняя политика России в Центральной Азии, похоже, сводится к простому желанию не проиграть, следовательно, Россия находится в шаге от катастрофы в этой части мира. Это успешно показывает Анкара, неуклонно и последовательно проводя политику тюркизации Центральной Азии.

Лавируя между Россией и Китаем, Турция получает от одного дешевые энергоносители, от другого – кредиты на развитие своей экономики. От ЕС – технологии, а от англосаксонского мира – мандат на оперативное управление в Центральноазиатском регионе и функцию не просто представителя НАТО в ЦА, а орудия, которое выбьет оттуда Россию и Китай.

Для англосаксонского мира, всерьез озабоченного проблемой противостояния с Китаем, ослабление России и выдавливание ее из ЦА – один из важнейших пунктов в этой борьбе. Китай, как Ахиллес, имеет очень уязвимую точку – Синьцзян-Уйгурский автономный округ и серьезную зависимость от российских энергоносителей. Поэтому не использовать таран в лице Турции на этой линии борьбы было бы неверным. Турция же, используя историческую возможность, делает все возможное для воссоздания Османской империи в новых условиях.

Большое число экспертов и политиков находится в плену стереотипов, полагая, что вопрос экономического доминирования Китая, в том числе и в ЦА, на долгие годы предрешен. Однако посмотрим нетрадиционно на суть вопроса, а параллельно сравним текущее положение Турции и положение Китая в исторической ретроспективе.

Рост экономического могущества Китая был обусловлен историческими обстоятельствами: безопасная внешнеполитическая ситуация для страны, демографический взлет, «удобная» и неприхотливая молодая рабочая сила, кредиты и режим наибольшего благоприятствования со стороны коллективного Запада, где набирающий обороты процесс глобализации и новые технологические прорывы способствовали росту потребления и открытию рынков. Противостояние Запада и СССР стимулировало поддержку Китая англосаксонским миром в пику СССР. Важнейшими моментами были четкое видение целей руководством Китая и желание их достигать.

Что же сегодня? Сегодня Китай достиг вершины своего благополучия. Безусловно, сила инерции такова, что еще 5–10 лет его экономика продолжит оставаться весьма сильной, но… Изменилась геополитическая обстановка, началось массовое создание перекрестных партнерств против Китая, за которыми стоит поворот Запада от Китая. Пока еще не очевидное, но неизбежное старение страны как следствие политики по ограничению рождаемости. Уменьшение потребительских настроений в мире и прекращение взрывного технологического развития неизбежно вызовет в обществе большее обращение к духовной составляющей. Нехватка ресурсов, и прежде всего энергоносителей, загрязнение почв и рек делают дальнейшее экономическое развитие Китая значительно дороже как в материальном и человеческом, так и в ресурсном и трудозатратном плане. С большой долей вероятности это приведет к остановке экономического роста, а затем и к неизбежному его падению, причем в недалеком будущем. Уже сегодня темпы экономического роста Китая сильно упали. Кроме того, Китай совершает ошибки бывшего СССР, полагая, что чисто экономическими вложениями он завоюет себе сторонников и последователей хотя бы в лице ближайших соседей. Однако ряд соседних стран – Индонезия, Индия, Вьетнам, Япония и другие – начали увеличивать оборонные бюджеты и модернизацию своих армий. Вопрос «против кого?» кажется риторическим. И это не говоря уже о новом военном союзе AUKUS.

А что же Турция? Турция сегодня находится в значительной степени в условиях, близких к тем, в которых находился Китай 40 лет назад. Это и благоприятная геополитическая обстановка, и поддержка англосаксонского мира, в частности, и коллективного Запада в целом, заинтересованных в ослаблении Китая и России, особенно России, плюс благоприятные демографическая и экономическая ситуации, четкое видение целей руководством Турции и желание всеми методами их достигать. Но в отличие от Китая Турция больше претендует не на экономическое, а на духовно-нравственное лидерство. Ее цель не накормить народ, а создать Неоосманскую державу, по возможности, выходящую даже за границы предшественницы.

Важный шаг в достижении означенных целей – окончательный отрыв Центральной Азии от России и, на первом этапе, втягивание ЦА в духовно-нравственные ориентиры Турецкой Республики, что активно поддерживается англосаксонским миром. На этом пути сделаны уже серьезные успехи. Это и переход ряда стран на латинский (читай: турецкий) алфавит, и строительство турецких школ в республиках ЦА на фоне сокращения количества русских школ, позиционирование себя как защитника всех обижаемых в исламском мире.

Переход на латиницу – это не только мощное выдергивание стран ЦА из русского мира, это и окончательный отказ от русского языка как средства межнационального общения. Что это означает? Ответ очевиден, на каком языке в быту будут общаться казахи и украинцы, узбеки и белорусы, таджики и молдаване? Правильно, ни на каком. Это окончательное разрушение постсоветского пространства, наследия Российской империи и разделения на маленькие беспомощные государства всего евразийского пространства без возможности объединиться столетиями. Но соседи-то – казахи и узбеки, таджики и киргизы, туркмены и каракалпаки – будут вынуждены общаться друг с другом. Вот тут-то и придет на помощь турецкий язык, и не важно, что он даже не один из официальных языков ООН, он просто объединит людей. Уже не звоночек для России, а колокол – ноябрьский саммит Совета тюркоязычных государств, где он (Совет) может быть преобразован в Союз тюркоязычных государств после вступления в него Туркменистана. А это еще один шаг в направлении Великого Турана. И даже если этого не произойдет, то это вопрос лишь времени. Дорогу осилит идущий.

Понятно, что сами республики Центральной Азии «не горят желанием» войти в новое государственное образование, но нельзя забывать, что многие республики ЦА являются должниками того же Китая без возможности самостоятельно выпутаться из долговых пут.

Вопрос с нетюркоязычным Таджикистаном как со связующим звеном можно будет решить по-добрососедски, придав ему статус наблюдателя или «лучшего друга» с правами члена этого объединения. Отмена виз даст возможность гражданам Таджикистана ездить в Турцию на заработки. Это при том что таджикские трудовые мигранты в России с каждым годом испытывают все больший дискомфорт, узбеки уже в большей своей массе не владеют русским языком. В Казахстане и Киргизии турецкие школы на фоне фактического отсутствия русских пользуются большой популярностью.

В статье посла Турции в Вашингтоне, опубликованной 17 октября 2021 года в Defense One, сказано, что турецкое военное присутствие помогло изменить баланс сил в Большой Евразии в пользу трансатлантического сообщества и что у Турции и США общие интересы, в том числе в Азии и в бассейне Черного моря.

На этом фоне получение Киргизией турецких беспилотников уже не выглядит как простая коммерческая сделка, а языковые патрули в Казахстане – инициативой одного человека. Претензии президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана к пересмотру основ мировой политики и итогов Второй мировой войны подтверждают неуемные амбиции руководства Турции, угроза выслать послов ряда стран дала сигнал исламскому миру, что союз с Западом не повлияет на позиционирование Турции как исламской сверхдержавы.

Но могут ли республики ЦА всерьез доверять Анкаре, когда она, с одной стороны, сотрудничает с Россией, с другой – является проводником политики США по выдавливанию России из региона? Использовать возможности и «зонтик» НАТО для продвижения своих интересов на Ближнем Востоке, в Северной Африке, в Евразии и параллельно объявлять послов ключевых стран НАТО персонами нон грата? Перечень подобных нестыковок значительный. Странам ЦА самим решать, какой путь выбрать, какой язык избрать для межнационального общения в повседневной жизни и в какой цивилизационной парадигме они видят будущее своих детей.

Проникновение Турции в ЦА происходит при пассивности России. Ее военное присутствие в регионе не подкреплено внятным вектором сотрудничества по другим вопросам. Обиды и непонимание копятся не только у элиты стран ЦА, но и у простых людей, не находящих ответа на вопрос о своем будущем в контексте перспектив нахождения в орбите русского мира. Тогда как Турция предлагает внятную политику и перспективы, хотя и изрядно приукрашенные молвой и пропагандой. После тюркизации ЦА взоры наших турецких партнеров неизбежно будут обращены в сторону соответствующих регионов России, что приведет к устойчиво негативным последствиям прежде всего для российского государства.

Про активность турецкого бизнеса и откуда деньги на реализацию политики тюркизации мы говорили в предыдущем материале (см. «НГ» от 20.06.21) – «Пантюркизм как неоосманский проект 2.0»).

Турция вынесла правильные уроки и применяет их на практике. В победе англосаксонского мира над романо-германским огромная роль принадлежит не только деньгам, но и Голливуду, люди хотят верить в сказку. Словом, шахматная партия, разыгрываемая Турцией, ведется при наличии всех необходимых качеств. И, главное, у Турции есть цель и есть воля для ее достижения. А у России? 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий